II.




Если у тебя есть фонтан, заткни его...

Козьма Прутков

Копенгаген встретил меня веселым солнечным днем и ясным прозрачным небом. Я попросил водителя такси немного покатать меня по городу перед тем как отвезти в отель. Чудесный город, "город королей и купцов, каналов и колоколен, злых троллей и добрых фей", как называл его Лев Барон. Терпкий морской запах на побережье, бронзовый Андерсен напротив городской ратуши... Близился полдень, и на площади Амалиенборг стояла большая толпа туристов. Таксист объяснил мне по-английски, что они собрались здесь поглазеть на церемонию развода караула, великолепное пышное зрелище. Увы! У меня не было времени ждать. Дела, дела!..
Я вошел в специально заказанный мной переговорный зал, где меня уже ждал изобретатель удивительного прибора. Франц Ризенбаум был не один. Рядом с ним сидел его брат-близнец Отто Ризенбаум. Франц сообщил мне, что его брат, профессор психологии одного из частных университетов в Стокгольме, является его компаньоном по бизнесу и консультантом по связям с общественностью. Третьим из присутствующих был адвокат братьев Ризенбаумов по имени Ларс Йоргенсен - единственный чистокровный швед в этой компании. Увидев его высокую плотную фигуру, нависшую над столом, я предложил ему присесть. В ответ голова Ларса вознеслась под потолок - он встал, продемонстрировав свой потрясающий скандинавский рост, и пожал мне руку холодным вежливым рукопожатием. Братья, как выяснилось, были австрийцами, переехавшими на жительство в Швецию и принявшими подданство этой страны. После кратких рукопожатий и приветственных слов мы перешли непосредственно к делам.
- Прежде всего, господин Лазурский, мы хотим предупредить любые Ваши сомнения в реальности нашего изобретения. Мы не мошенники и не аферисты, а ученые. Поэтому мы решили,- тут Франц сделал едва заметную паузу и обвел взглядом компаньонов,- мы решили предоставить вам прибор в опытную эксплуатацию бесплатно. Вы можете взять наш прибор с собой в Россию и использовать его по своему полному усмотрению в течение месяца. По прошествии месяца прибор перестанет работать. Если Вы к этому времени купите наше изобретение, мы продлим действие прибора на неограниченный срок, ну и разумеется, передадим вам всю технологию по изготовлению и эксплуатации подобных приборов.

Я пришел в небольшое замешательство.

- Вам следовало известить меня заранее, чтобы я мог позаботиться о транспортировке оборудования еще находясь в России. Подготовить площадку, найти субподрядчиков, имеющих опыт по монтажу подобной техники...

- Вы напрасно беспокоитесь. Наш прибор помещается в капсуле размером два на два миллиметра. Он сверхминиатюрен, и поэтому для Вашего удобства, чтобы Вы его не потеряли, он вмонтирован вот в эту авторучку Паркер, которую Вы будете носить с собой в течение всего времени испытания,- Франц Ризенбаум говорил по-английски, с заметным немецким акцентом, но очень четко и правильно.

- Вы уже, вероятно, прочитали в описании изобретения и аннотации к опытному экземпляру прибора,- размеренно продолжал Франц свои объяснения,- что наше устройство способно устранить любую структуру, существующую объективно как процесс, или объект, или даже природное или общественное явление, а также любую структуру, сушествующую субъективно, то есть чью-то мысль, или чье-то знание, или даже чье-то намерение. Причем устранение происходит, как Вы уже вероятно поняли из документов, не путем разрушения или уничтожения нежелательной части сушествующей реальности, а путем согласованного изменения развития всей нашей Вселенной, начиная с некоторого, строго определенного момента в ее прошлом.

- Да, это я понял, но мне все-же не совсем понятно, почему Ваше устройство называется именно "затычкой"?

Отвечать на этот раз стал Отто:

- Мистер Лазурский, попробуйте себе представить процесс развития любого явления как поток текущей воды. А теперь постарайтесь вообразить, сколько различных вещей появляется в нашем, не самом плохом из миров ежеминутно, ежесекундно. Неисчислимое множество потоков зарождается, сливается, разбивается на ручейки, часть их разливается в озера и океаны, часть мелеет и высыхает... Представили?

Я зажмурился и представил себе горный ручеек, суетливо бегущий между скал, потом десять таких ручейков, а потом... одним словом, представить себе сто ручейков я уже не смог и поэтому кисло открыл глаза.

- Ну, положим, до некоторой степени представил.

- Прекрасно! А теперь задайте себе вопрос, что легче: перекрыть мощный поток или вычерпать море в настоящем, или же заткнуть маленький, едва заметный ручеек где-то в прошлом - тот самый ручеек, который дал начало этому потоку и наполнил с течением времени это море. Может быть, надо заткнуть несколько ручейков. А может быть, вам и не мешает поток как таковой, а просто он протекает в неудобном для вас месте? Нет никаких проблем передвинуть его в более удобное место. Для этого просто надо вернуться в прошлое, найти в нем те маленькие струйки, которыми будущий поток прокладывает себе дорогу, и заткнуть некоторые из них. Эти, условно говоря, ручейки и потоки, есть не что иное как причинно-следственные связи или каналы, определяющие развитие Вселенной. Как вы уже поняли, принцип действия нашего устройства основан на перекрытии, а выражаясь попроще, "затыкании" некоторой части таких каналов. Именно поэтому мы с некоторой долей юмора и назвали наш аппарат "универсальной затычкой". Разумеется, это своего рода аллегория. Принцип действия прибора основан на физическом явлении синхронистичности, которое известно довольно давно, но считалось скорее мистикой чем наукой. Мы сумели воспроизвести это явление лабораторно и создать прибор, использующий его для направленного изменения реальности.

Жулики! Натуральные аферисты. Несут такую дичь и думают, что я лох и готов выложить живые денежки за явный фуфел. А вслух я спросил:

- Вы не могли бы разъяснить это на примере?

- С удовольствием! Предположим, что некто захотел обезопасить себя от какого-то мешающего ему человека или организации или даже правительства целой страны. Наш прибор запросто решает такие задачи. И при этом, как мы уже объяснили никто и ничто не будет уничтожено физически. Наш прибор никого не убивает и ничего не разрушает.

Франц на секунду замолчал, переглянулся с Отто, не торопясь отпил ароматного кофе из кружки-термоса и продолжил разъяснения:

- Говоря образно, когда мы физически уничтожаем что либо в этой реальности, то в ней непременно остается "дыра". Продырявленная реальность реагирует на грубо проделанную в ней дырку точно так же как живая ткань реагирует на нанесенную ей рану. Например, в случае с убийством и даже просто бесследным исчезновением человека, начинаются поиски, расследования... Кто-то скорбит, кто-то злорадствует, кто-то просто удивляется. А кто-то вынужден срочно находить замену потерянному работнику, другу, мужу, любовнику... Даже врагу. Жизнь продолжается! Рана должна затянуться, дыра в реальности должна закрыться. Остаются рубцы, шрамы, деформируется живое тело... Природа не терпит пустоты, она всегда пытается закрыть проделанную в ней дыру, лучше или хуже. Вы понимаете этот момент?

- Разумеется, я это понимаю,- ответил я.

- Прекрасно. Так вот, изобретенный нами прибор именно потому и называется универсальной затычкой, что он не оставляет такой дыры принципиально. Он меняет всю реальность глобальным образом, начиная с некоторой точки в прошлом. Прибор тотально изменяет историческое развитие всей совокупной реальности, а проще говоря, историю нашей Вселенной, таким образом, что мешающий Вам элемент старой реальности отсутствует в новой реальности. Например, неугодный вам человек в новой реальности никогда не рождался, а мешающая вам организация никогда не создавалась. Правительство в новой реальности никогда не избирало политический курс, который мешал вам делать деньги. Наш прибор проникает в прошлое и "затыкает" там строго определенные каналы в развитии событий, из которых состоит наша нынешняя реальность. В результате возникает новая реальность, в которой отсутствует мешающий вам элемент. Но в новой реальности об этом отсутствии никто даже и не подозревает! Никто кроме обладателя нашей "универсальной затычки". Вы понимаете? Вам больше не надо устранять угрозу своему благополучию, проделывая безобразные дыры в реальности, постоянно рискуя, что эти дыры затянутся не так, как Вы предполагали.

- Что Вы имеете в виду?- решил уточнить я на всякий случай.

- Ну например, возьмем проблему конкуренции в бизнесе. Бизнес в России сейчас ведется очень жесткими методами, неправда ли? Так вот, представьте себе, что вы устраняете конкурента, расчитывая занять его территорию в бизнесе, а ее занимает еще более агрессивный конкурент, который начинает беспощадно вас теснить, и в результате вы чувствуете себя гораздо менее уютно, чем борясь со старым конкурентом. Рвать и кромсать существующую реальность всегда рискованно, изменять ее можно только плавно и очень обдуманно. Я недавно прочитал в статье одного швейцарского философа любопытный русский анекдот о том как простые крестьяне сетовали, что большевики сперва не проверили свой новый общественный строй на собаках. У вас, русских, замечательный, своеобразный юмор, и притом очень точный. Но понимаете, самая лучшая проверка все равно не гарантирует от ошибкок, и даже увеличение количества собак немногим улучшает это положение. Вот так возникают ошибки, которые надо исправлять, то есть вырезать их из реальности, проделывая в ней дыру. Но мы нашли альтернативный вариант. Мы предлагает затыкать эти дыры в реальности еще до их появления. Наш метод коррекции исторических ошибок элегантен, надежен, прост и совершенно безобиден. Раз два - и источники всех бед заткнуты в самой своей основе, и более того - никто не знает, что эти источники когда-то существовали. Никто, кроме хозяина нашей чудо-затычки!

Глядя на самодовольные физиономии братьев Ризенбаумов и слушая их рассуждения о русском бизнесе, я основательно разозлился. А не слишком ли много эти жулики и зазнайки понимают в нашем бизнесе? Ну ладно, господа международные аферисты, сейчас я сыграю с вами в вашу игру и накормлю вас вашей же конфеткой. Вы у меня раз и навсегда запомните как обжуливать честных русских безнесменов!

- А что если я, завладев прибором, первым делом "заткну" Вас, чтобы гарантированно стать единственным обладателем уникального прибора? - спросил я, тщательно скрывая в голосе злорадство.

- Ничего не выйдет,- вмешался Отто Ризенбаум. Как только Вы это сделаете, Вы "заткнете" вместе с нами и наш прибор. А без него немедленно восстановится исходная реальность, в которой мы есть. Даже если Вы нечаянно заткнете что-то, что косвенно связано с нашим появлением и деятельностью в этой реальности, что может вторгнуться в наши планы и помешать созданию нашего прибора, результат будет такой же.

- Да-да. Я вижу, вы действительно можете дать мне прибор, ничем для себя не рискуя. А что если я предпочту сделать дырку в реальности и нанять профессионального киллера, который вас устранит? - я продолжал сохранять непроницаемый вид

- Тогда одно из доверенных лиц господина Йоргенсена, нашего адвоката, "заткнет" в реальности то место, где у вас появляется намерение приобрести наш прибор. С вами ничего не произойдет, но в новой реальности вы ничего не будете знать ни про нас, ни про наш аппарат. А мы никогда не узнаем ни вас, ни то, что в одной из возможных реальностей вы нас укокошили. Вообще, вариантов защиты у нас масса, и все они безотказны, поверьте нам.

Пока что австро-шведские жулики отбрехались весьма успешно. Ну ничего, сейчас я вас все-равно достану.

- А что если я, перед тем как Вас укокошить, "заткну" всех доверенных лиц господина Йоргенсена?

- Нет, вот этого Вы сделать как раз и не сможете. Заткнуть можно только то, что вы реально видели и знаете по собственному опыту, а не с чьих-то слов.

- Но ведь доверенные лица господина Йоргенсена тоже меня не знают и никогда не видели!- возразил я.

- Видели, еще и как видели! Даже фотографии сделали на память. Прямо в аэропорту. Вот посмотрите: узнаете себя? А вот вы никого из них не видели и потому не запомнили.

Хм! Грамотные аферисты. Знают как брать на понт.

- Понятно. Но это значит, что прибор существует не в единственном экземпляре, и все остальные экземпляры остаются у вас?

- О да, разумеется! - серьезно ответил Отто Ризенбаум, и на его сухом костистом лице появилась едва заметная усмешка. Тонкие губы слегка разъехались, обнажив изумительно ровный ряд неестественно белых перламутровых зубов - безукоризненную работу первоклассного шведского дантиста.

- Поймите одну простую вешь.- добавил Франц, продемонстрировав своей улыбкой знакомство с тем же дантистом.- Вам вовсе не нужно затыкать процесс целиком, то есть, вам совсем не обязательно изымать всего человека из реальности. Вы можете действовать гораздо тоньше. Вы можете заткнуть в конкретном человеке или в любой иной субстанции только то, что вам действительно мешает. В этом случае реальность будет изменена таким образом, что этот человек родится и будет жить, но жизнь его сложится несколько по-иному, так что он не будет представлять для вас никаких неудобств.

А вот теперь получите, ребята!

- А что если я не стану вас затыкать целиком, а просто заткну ваши знания о приборе?- спросил я, победоносно ухмыльнувшись.

- И опять у вас ничего не получится,- терпеливо возразил Отто Ризенбаум,- Если вы заткнете наши знания о приборе, то это значит, что мы его никогда не изобретали. А если мы его не изобретали, то следовательно, прибора никогда не существовало, и мы вам его дать не могли. А раз мы его вам не давали, значит вы не затыкали наших знаний о приборе, и получается, что прибор был нами изобретен, а следовательно, вы об этом узнали, приехали к нам, и мы дали вам прибор... ну и так далее, до бесконечности.

- Получается какая-то странная заморочка,- удивился я, причем уже не про себя, а вслух. Уверенности в себе и злорадства резко поубавилось. Они меня почти переиграли.

- Эта заморочка, мистер Лазурский, называется логическим парадоксом. Если Вы читали фантастические рассказы про машину времени, там почти всегда присутствуют такие парадоксы. Но наша затычка - гораздо более совершенная конструкция чем машина времени. Она не допускает никаких парадоксов. Машина времени - это морально устаревшая конструкция, как ручная коробка передач в автомобиле. Ну подумайте, кого интересует сама по себе возможность прогуляться в прошлое? Все пытаются проникнуть туда исключительно для того, чтобы изменить что-то в настоящем и в будущем. Люди бесцеремонно лезут в прошлое именно с этой целью, проделывают там грубые дыры, никого не стесняясь, и почему-то всегда надеются, что в их настоящем эти дыры зарубцуются точно так, как им это представлялось. А ведь оставлять дырки в прошлом еще более опасно, чем в настоящем. Как раз в этом-то и заключается преимущество нашей затычки. Вам не надо делать дырок ни в прошлом, ни в настоящем. Вам надо просто вообразить новую реальность, которая не содержит того, что для Вас нежелательно - вот и все. Прибор сам найдет те места в пространстве и времени, те маленькие, крошечные каналы, которые надо элегантно и безболезненно заткнуть. Вам всего лишь надо подумать о том, что бы вы хотели изменить - и дело в шляпе. Прибор принимает мысленную команду и мгновенно его выполняет. Но если воображаемая вами реальность будет содержать логический парадокс, прибор откатит назад временную транзакцию и восстановит реальность, существовавшую до той команды, выполнение которой привело к возникновению парадокса.

- То есть, если я захочу заткнуть ваши знания о приборе, восстановится реальность, предшествующая этой команде? То есть, с моей точки зрения, прибор попросту не сработает.

- Совершенно верно.- сдержанно улыбнулся Франц. Отто учтиво кивнул. Ларс тоже едва заметно кивнул, но его лицо осталось бесстрастным.

- Запомните еще одну вешь, это очень важно. Постарайтесь не пользоваться прибором по каждому пустяку, а когда вы его используете, старайтесь обходиться минимальными средствами. Впрочем, "затычка" сама накажет вас, если вы попытаетесь ей злоупотреблять. Мы уже испытали это на себе.

- А что именно?- насторожился я.

- Да вобщем, ничего особенного. Это будет трудновато вам объяснить, но мы надеемся, что вы сами быстро поймете, в чем дело, и правильно сориентируетесь в своих действиях. Впрочем, одно предупреждение будет весьма кстати: ни в коем случае не пытайтесь что-либо заткнуть в истории развития самого прибора с тем, чтобы внести изменения в порядок и принцип действия прибора. Это может привести к большим неприятностям. Прибор приводится в действие очень просто: вы нажимаете на кнопку авторучки, и прибор готов к приему команды. При этом на корпусе авторучки видна маленькая красная точка. Когда вы выключаете прибор повторым нажатием, точка исчезает. Итак, вы тщательно сосредотачиваетесь, включаете прибор и мысленно произносите вашу команду, после чего немедленно выключаете прибор, еще раз нажав на кнопку. Ни в коем случае не оставляйте затычку во включенном состоянии! Повторю вновь: в процессе трансляции мысленной команды вы должны быть предельно собраны и мыслить очень четко и конкретно. Любое отвлечение, любые посторонние мысли могут нарушить первоначальную команду и привести к непредсказуемым последствиям. Запомните: вы должны быть максимально сосредоточены и безукоризненно точны в своих мыслях. Предыдущие покупатели именно потому и воздержались от покупки прибора, что не смогли справиться - заметьте, не с нашей затычкой, а с собственными мыслями. Они от этого даже слегка пострадали, но согласно Протоколу об условиях испытаний, вы берете на себя всю ответственность за любые последствия, которые могут произойти в результате вашего взаимодействия с прибором. Кстати, подпишите этот очень важный документ.

Громадная ручища Ларса Йоргенсена, покрытая жестким светлым волосом, извлекла из дорогого кожаного портфеля листок мелованной бумаги и протянула мне. Я тщательно прочитал текст, удостоверился в верности формулировок, которые повторяли на витиеватом юридическом английском языке то, что перед этим было озвучено Францем Ризенбаумом, после чего поставил свою подпись и дату.

Ишь вы, шведско-австрийские зазнайки! До чего же грамотное это жулье! Они меня специально заводят, внушают мысль о том, что я чего-то не могу, чтобы я завелся, загорелся в азарте и незаметно выложил денежки. А потом они всегда сумеют доказать, что я неправильно пользовался прибором, и поэтому он не сработал.

А вообще, уж что-что, а четко мыслить я умею. В конце концов, это моя профессия. Руководителю компании такого уровня и с таким стажем как у меня по-иному просто не пристало. Тут у меня в голове мелькнула одна мысль, которая не нашла отражение ни в беседе, ни в Протоколе.

- Что если я потеряю прибор или он будет у меня похищен?

- А вот этого ни в коем случае не должно произойти. Упаси вас Господь.- встревоженно ответил Франц.

Отто нахмурился и что-то сказал брату по-немецки или по-шведски. Тот перекинул взгляд на Ларса. Швед бросил на меня довольно угрюмый взгляд и стал что-то объяснять братьям на своем родном языке. Наконец Отто обратился ко мне по-английски:

- Потеря устройства не входит в условия Протокола испытаний, но мы полагаем, что терять его не в ваших интересах, и вы сделаете все возможное, чтобы обеспечить его сохранность. Мы понимаем, что в России возможно все, и именно поэтому предлагаем вам усилить меры предосторожности. После подписания вами Протокола испытаний, мы немедленно произвели инициализацию прибора, и в настоящий момент он уже настроен на восприятие всех фазовых компонентов синхронистического поля вашего индивидуального мышления. Расстояние от вас до прибора никакой роли не играет. Если кто-то включит прибор за тысячи километров от вас, и вы в этот момент подумаете о том, что вам что-то надо изменить в этом мире, устройство сработает, и изменение произойдет. Ни в коем случае не теряйте прибор! Не оставляйте его без присмотра, не давайте его никому, и лучше вообще не говорите никому о том, что он у вас есть. Скажите своим сотрудникам, что пока мы с вами подписали только протокол о намерениях, что есть чистая правда, а прибор будет отгружен со склада нашей компании в Стокгольме через месяц, сразу после подписания контракта.

Отто учтиво кивнул и выразительно глянул на своего адвоката. Тот перехватил взгляд своего клиента и свою очередь устремил на меня ледяной взгляд светло-голубых глаз. Выдержав длинную паузу, в полной мере соответствующую своему скандинавскогому росту, Ларс медленно, с расстановкой произнес по-английски:

- Тот факт, что ответственность и действия сторон в случае потери прибора во время испытаний не вошли в Протокол испытаний - это мой недосмотр. Я должен был позаботиться о юридической стороне этого вопроса, но к сожалению, упустил из виду это обстоятельство. Я искренне вам благодарен как грамотному и благоразумному бизнесмену, что вы указали мне на мою оплошность. Тем не менее, мы сочли возможным не вносить изменений в Протокол, поскольку в случае потери устройства вы пострадаете неизмеримо больше чем мои клиенты. В то время как мои клиенты рискуют только той суммой, в которую им обошлось изготовление устройства, вы рискуете своим здоровьем, благополучием и возможно даже жизнью. Я и мои клиенты полагаем, что ваша живейшая заинтересованность в сохранении полного контроля над прибором охраняет интересы моих клиентов гораздо надежнее чем любой пункт Протокола испытаний.

Франц и Отто согласно кивнули, после чего Ларс немного расслабился, отпил кофе из кружки, а затем, спросив моего разрешения, извлек из кармана дорогого пиджака короткую янтарную трубку и заблагоухал хорошим табаком.

Ну что ж, и тут все сыграно грамотно - ни единой фальшивой нотки. Будь они аферистами пониже классом, они бы непременно прокололись, отнесясь небрежно к возможности потери прибора. Тем не менее, они моментально сориентировались на ходу! Лопухнулись конечно, не указав этот пункт в Протоколе, зато по ходу действа изобразили такую встревоженность, будто и впрямь их фуфел взаправдашний прибор. Даже для пущего понта на шведский перешли. Когда же они меня попросят развязать кошелек?

В это время Отто что-то тихо, но настойчиво сказал по-немецки своему брату. Тот отрицательно покачал головой, но Отто, вероятно, повторил свою просьбу. Оба посмотрели на Ларса. Адвокат подумал, а затем решительно кивнул.

- Мистер Лазурский,- обратился ко мне Франц Ризенбаум,- есть еще один немаловажный момент в управлении прибором. Это формулировка ваших мысленных команд. Мы вам уже говорили, что прибор проникает в прошлое и предотвращает в нем развитие того, что вам мешает в настоящем, затыкая каналы развития мешающих вам явлений. Я не хотел в течение испытательного периода раскрывать вам еще одну особенность управления нашим прибором. Я считал, что не стоит усложнять вашу жизнь всякими мелочами на первых порах. Но я инженер, а мой брат психолог. И я вынужден уступить давлению психолога и юриста и выложить вам всю оставшуюся правду безотлагательно. Они опасаются, что вы случайно можете докопаться до этого эффекта и неправильно его использовать.

- А что, есть еще какой-то эффект? - непритворно удивился я.

- Да, есть. Я попробую осторожно подвести вас к нему. Представьте себе что у вас есть некоторая емкость, которую вы наполняете водой, и в этой емкости имеются два отверстия - одно повыше и другое пониже. Ваша цель - наполнить емкость так, чтобы жидкость стала вытекать из верхнего отверстия, но она не достигает его, потому что вытекает из нижнего. Какие будут ваши действия?

- Разумеется, я заткну нижнее отверстие, и вода поднимется к верхнему.

- Правильно! А теперь перенесите ситуацию на причинно-следственные каналы в тонкой сфере реальности, где смыкается время. Представьте себе, что у вас есть машина Пежо или Ситроен, а вы терпеть не можете французские автомобили, и вам непременно хочется Мерседес или Ауди. Если скомандовать затычке обеспечить вас любимой маркой автомобиля, разумеется затычка такую команду не воспримет. Но если вы скомандуете ей изменить в реальности те условия, которые привели к тому, что у вас нет автомобиля Ауди, затычка заткнет, образно выражаясь, все нижние отверстия, через которые ваше Ауди утекло к кому-то другому, и таким образом заставит причинно-следственные потоки бежать по нужным каналам. Одним словом, после такой команды у вас будет и Ауди, и Мерседес, и даже если захотите, коллекционный золотой Роллс-Ройс.

- Если хотите, можете даже заиметь себе с помощью затычки брата-близнеца. - засмеялся Отто и игриво взглянул на Франца. Франц нахмурился и предостерегающе покачал головой. Отто осекся на полуслове и замолчал.

- А что если я прикажу затычке исправить в прошлом те обстоятельства, которые помешали мне стать властелином мира? - уже откровенно глумливо спросил я, глядя прямо в честные, умные глаза трех прожженных мошенников и отъявленных надувал.

Франц выразил живейшее убеждение, что я не захочу попасть на остров святой Елены, как уже произошло с одним властелином, после чего сделал чрезвычайно учтивый и столь же ехидный поклон.

- У Лафонтена есть одна басня про ловца и золотую рыбку, которая исполняла желания. Я почти уверен, что вы ее читали,- сказал Отто.

- Про Лафонтена я ничего не слышал, но зато Пушкина я читал.

- Кто есть Пушкин? - полюбопытствовал Франц.

- Это великий русский поэт, - ответил я ухмыляясь.

Вскоре мы распрощались, и я поехал в аэропорт, увозя в кармане пиджака надувательскую затычку-авторучку. Разные мысли крутились у меня в голове. Сперва у меня мелькнула мысль немного проезаться по улицам и осмотреть город, но я побоялся застрять в пробке и опоздать на самолет, а потому поехал сразу в аэропорт.

Интересно, как теперь эти ребята-мистификаторы будут выжуливать у меня деньгу? Неужели думают, что я им поверил? Пока что я никаких финансовых обязательств не подписывал. Вот это довольно подозрительно. Если эти ребята настоящие аферисты, они бы обязательно потребовали денег вперед, потому что потом будет поздно. А вдруг и вправду эта хреновина работает! Да нет, брось, Сережа! Сказки... Обычное жулье международного класса, каких море, правда очень талантливое, с железной логикой. На все у них есть ответ. Забавно, конечно. Жаль вот только, что времени с ними много потерял.



далее: III. >>
назад: I. <<

Александр Шленский. Затычка Ризенбаума
   I.
   II.
   III.
   IV.
   V.
   VI.
   VII.
   VIII.
   IX.