Александр Шленский. Многозначительная беседа на лоне природы





Действие происходит поздним летом на опушке леса. Мелкое болотце источает горькие возбуждающие запахи. В воздухе висит звенящее ожидание осени и мелкие паучки-воздухоплаватели. По краю болотца расселись разнообразные типажи и обмениваются репликами.
Иванов-Дятлов: Тум-тум!
Иванов-Деркач: Какхая пхрелесть! Дык-дык-дык! Какхая пхрелесть!
Петров-Пеликанов: Глотательный рефлекс! Глотательный рефлекс!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла!
Коростелев: Никогда! Никогда! Никогда!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Иванов-Деркач: Кхх... Кхх... Дык-дык?
Бекасова-Свирская: Уйди, постылый!
Петров-Удодов: Осторррхожней на поворррхоте! Осторррхожней на поворррхоте!
Коростелев: Никогда! Никогда! Ни за что!
Иванов-Дятлов: Тум-тум!
Иванов-Перепелкин: Спать пора! Спать пора!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла!
Коростелев: Никогда! Ни за что!
Иванов-Деркач: Какхая пхрелесть! Дык-дык!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Петров-Пеликанов: Глотательный рефлекс! Глотательный рефлекс!
Бекасова-Свирская: Уйди, постылый!
Иванов-Дятлов: Тум-тум!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла, заключенного в простых вещах. Сложные вещи гораздо проще, потому что они состоят из простых вещей, и этим исчерпывается их смысл. Но каков смысл простых вещей? Кто-нибудь может что либо сказать по этому поводу?
Коростелев: Никогда! Ни за что!
Иванов-Перепелкин: Спать пора!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла собственного существования. Мой разум не может спать, не получив ответа на все вопросы. Почему способность тонко чувствовать делает нас несчастными?
Иванов-Дятлов: Тум-тум-тум!!
Петров-Удодов: Осторррожней на поворрроте!
Иванов-Деркач: Какхая пхрелесть!
Бекасова-Свирская: Уйди, постылый!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла, заключенного в даре речи и способности обмениваться мыслями вслух.
Иванов-Дятлов: Тум-тум-тум-тум-тум!!!
Петров-Удодов (переходя с крика на шепот): Осторррожней! Надо быть осторррожней!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Глухарев-Бухтин: Скажите мне откровенно: вы счастливы?
Коростелев (испуганно): Ты че, дурак?
Иванов-Перепелкин (испуганно): Ты че, правда дурак?
Глухарев-Бухтин (крайне заинтересованно): Что? Что вы сказали?
Коростелев (подчеркнуто официальным тоном): Ничего! Ничего! Никогда!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Глухарев-Бухтин (очень задушевно): Пожалуйста, не держите ваши мысли взаперти! Скажите мне...
Коростелев (на грани истерики): Никогда! Ни за что!
Иванов-Деркач (невозмутимо): Какхая пхрелесть!
Иванов-Дятлов: Тум-тум-тум клювом!! Тум-тум-тум по ебалу!!
Глухарев-Бухтин (задумчиво):: Я никогда не мог понять смысла насилия! Я никогда... никогда...
Коростелев: Никогда! Никогда! Никог... (в ужасе разевает клюв)
Иванов-Дятлов стремительно сваливается с дерева и несколько раз подряд со всей дури мочит Глухарева-Бухтина клювом по ебалу.
Иванов-Деркач (аккомпанируя каждому удару) : Дык-дык-дык!........ Дык!......... Дык! Дык!....... Кхххх... Дык!!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Петров-Пеликанов (робко): Глотательный рефлекс?
Глухарев-Бухтин (падая на спину и растерянно хлопая крыльями по траве): Я никогда не мог понять смысла!
Коростелев: Никогда! Никогда! Никогда!
Глухарев-Бухтин (с остекленевшим взглядом): Я никогда не мог понять смысла!
Иванов-Деркач: Кхххх....
Иванов-Дятлов (выжидательно): Тум?
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла! Я никогда не мог понять смысла! Я никогда не мог понять смысла!
Коростелев (радостно подхватывает): Никогда! Никогда! Никогда!
Иванов-Деркач: Какхая пхрелесть!
Иванов-Перепелкин: Спать пора!
Коростелев: Ни за что! Никогда!
Петров-Пеликанов: Глотательный рефлекс! Глотательный рефлекс!
Бекасова-Свирская: Уйди, постылый!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла!
Петров-Удодов: Осторррхожней на поворррхоте! Осторррхожней на поворррхоте!
Иванов-Деркач: Какхая пхрелесть! Дык-дык-дык! Какхая пхрелесть!
Иванов-Перепелкин: Спать пора! Спать пора!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла!
Бекасова-Свирская: Уйди, постылый!
Глухарев-Бухтин: Я никогда не мог понять смысла!
Коростелев: Никогда! Никогда! Никогда!
Вальд-Шнепман: А шо тут такое происходит?
Петров-Пеликанов: Глотательный рефлекс! Глотательный рефлекс!
Иванов-Дятлов неспешно залезает обратно на дерево, помогая себе клювом. Беседа чинно продолжается в прежнем ритме. Природа, давно утратившая весеннее целомудрие, продолжает бесстыдно источать пьянящие запахи приближающегося осеннего декаданса. Округлые сочные молекулы сладкого мучительства и горького экстаза легко взлетают под самый купол светло-голубого северного неба. Этот гигантский, необъятный купол действует словно увеличительное стекло, открывая Вселенной забавный маленький мир и показывая во всех деталях глотательные рефлексы его беспокойных обитателей. Но кто смотрит в это стекло, что видит, и как поступит в следующее мгновенье, никому не ведомо.
Александр Шленский. Многозначительная беседа на лоне природы