Александр Шленский. Бог





Бог находится везде и нигде. Другими словами, живет на небе. А может быть, и не живет, потому как до сих пор не умер. А может, и умер, но только об этом все равно никто не знает и никогда не узнает. А может быть, умер, но уже воскрес, но опять же - кому об этом известно?
Считается, что бог создал и таракана, и кенгуру, и человека. А может быть, и не создал, но тогда непонятно, кто их создал - не сами же по себе они завелись! Сами по себе заводятся только блохи. Непонятно опять же, почему блохи заводятся сами по себе, а кенгуру и человека Богу пришлось создавать специально. И опять-таки - зачем? Избыток креативности не всегда есть благо. Другими словами, логичнее было бы остановиться на кенгуру. А если быть еще немного поскромнее, то вполне можно было бы довольствоваться тараканами. Они очень милые, особенно когда их собирается много.
Бог - распиздяй. Богу все похуй. Ты родился - а ему похуй. Тебе жена изменила - а ему похуй. В Мексике крушение поезда - а ему и это тоже похуй. Похуй ему и Мексика, и ты, и твоя жена, и все остальное ему тоже до пизды-дверцы. Когда ты умрешь, тебе тоже все будет похуй, а пока - терпи.
Раз в день Бог включает старый раздолбанный модем и слушает молитвы. Все чего-то просят, чего-то хотят, чего-то опасаются. Обещают совершить целую кучу добродетельных поступков, если только Бог соблаговолит внять их молитвам. Обещают завязать с пороками навсегда.
Но Богу на человеческие пороки насрать. Насрать ему и на добродетель. К тому же Бог знает, что все, дающие обещания, никогда не дают их бескорыстно, а давши, редко выполняют. Бог зевает, лицо его болезненно морщится, как от зубной боли, но он, скривившись, слушает дальше и пытается понять, что же он сделал неправильно.
Нахуя я их всех сотворил? - думает Бог. - И ебись они уже все в рот! Нет от них никакого покоя. Чего им, блядям, нормально не живется?
А люди на все голоса умоляют Бога избавить от страданий себя и своих близких, просят послать им счастья и богатства. Но Богу счастье и страдания неведомы. Бог не может понять, о чем эти недолговечные создания его просят, и от этого раздражается еще больше.
До чего же вредные козявки! - думает Бог. - Им жизни-то отпущено всего-ничего. Дышали бы да радовались каждому мигу, как все остальные букашки. Переделаю! а еще лучше - прибью их всех нахуй. - и вновь приникает к модему.
А траффик все возрастает, молитвы становятся все более громкими, горячими и страстными. Старый модем начинает вибрировать, словно в агонии, и отчаянно мигает красными лампочками. У Бога на лбу от напряжения вздуваются синие жилы. Наконец Бог не выдерживает и рявкает громовым голосом: "Пиздец! Заебали!" В ответ далеку внизу с Гималайских гор сходит снежная лавина, северный полюс Земли выстреливает в стратосферу полярное сияние, и магнитные стрелки многочисленных компасов отчаянно мечутся по кругу.
Бог выключает модем и уходит в оффлайн. Затем он оборачивается в сторону телескопа Хаббл и злорадно показывает огромный шиш. Потом спохватывается, вспомнив, что телескоп не русский, а американский, убирает шиш и вытягивает во всю длину средний палец, поджимая указательный и безымянный и закрывая их большим. Это для белых. Затем Бог повторяет процедуру другой рукой, но при этом два пальца, соседствующие со средним, лишь немного подогнуты, но до конца не убраны и большим пальцем не закрыты. Это для черных. Бог не религиозен, но политкорректен до ужаса.
Затем Бог поворачивается лицом к монитору и начинает разглядывать графики роста популяций различных существ и протоколы их действий. Больше всего досаждают люди, которые не хотят жить естественной жизнью как все остальные твари, а все время пытаются изменить природу так, как никто не договаривался, и при этом плодятся с невероятной скоростью.
"А вот я вас, блядей!" - с неодобрением бормочет Бог и запускает на Землю эпидемию нового вируса, землетрясение, цунами, или тасует события так, что начинается мировая война. Кривая роста человеконаселения на мониторе на некоторые время замедляется, но вниз не идет, а через некоторое время вновь начинает ползти вверх, как ртуть в термометре лихорадящего больного. "Живучие, суки! Ничем их, зараз уже и не возьмешь!" - рассуждает Бог сам с собой и уже совсем было хочет крупно заебенить по проклятой планете каким-нибудь метеоритом, но в последний момент останавливается. "Ладно, подожду пока" - думает Бог. "Может быть, как-нибудь, само по себе рассосется".
Затем Бог выключает монитор, воспаряет в бескрайнее пространство и погружается в глубокую медитацию. Тихо, уютно во Вселенной... Лишь иногда взорвется где-нибудь сверхновая звезда, и черные дыры неутомимо поглощают вездесущую материю, и свет неустанно несет благие вести из одного уголка Мироздания в другой. И самая важная из этих вестей - о том, что нет жизни во Вселенной, а если даже она где-то и есть, то все равно в ней нет ровным счетом никакого смысла.
Александр Шленский. Бог