Александр Шленский. Кое-что о полетах





Не все привычные вещи так просты, как кажется привычному уму. Вот только представьте себе: реактивный лайнер летит строго на Север, и его 120 пассажиров и 47 членов экипажа неплохо себя чувствуют. Авиадиспетчер следит за полетом с земли и, ему ничего не стоит поймать радаром его координаты.

А вот большая навозная муха. Она тоже летит строго на Cевер. С земли за ней следит серый пушистый котенок, но поймать ее он не может и только зря машет лапой по воздуху. Муха, конечно, не самолет, но ведь и котенок - не авиадиспетчер!

С другой стороны, если самолет может лететь строго на Север, то почему муха не может себе этого позволить? В самом деле, никто и ничто не может запретить мухе лететь куда угодно.

Муха - сама себе и пассажир, и экипаж. Ей не нужны ангары и аэродромная обслуга, и заправляется она чем угодно - сначала кусочком дерьма на заднем дворе, а потом еще и каплей вишневого варенья с вашего блюдечка. Муха садится на любую поверхность и ползает по оконному стеклу вверх и вниз. Лайнер садится только на бетонную полосу, а по оконному стеклу ползать вообще не умеет, да и летает хуже, хотя и значительно быстрее.

В данный момент лайнер пролетает на рекой, вдоль фарварера которой летит утка-кряква, как ни странно, тоже строго на Север.

Утка летит медленнее, чем самолет, зато плавает гораздо быстрее. Посудите сами - за то время, пока утка проплывет 100 английских ярдов, самолет не проплывет и половины, и скорее всего, вообще утонет. Самолет, кроме того, не умеет нырять, дробить ил, ловить червяков и лягушек и щелкать клювом. Хотя утка тоже не умеет щелкать клювом - это аист умеет. Можно предположить, что аист научился щелкать клювом у некоторых людей мужеска пола, которых ему приходится посещать по долгу службы.

Бывает так, что мужчина расслабится и разевает клюв, в который затем попадает муха, и возможно даже не одна. И вот тут-то, в конце концов, появляется зловредная длинноногая птица с вопящим свертком в зубах. Ах ты, господи, - восклицает жертва - это что же, я уже папа? Ну да, конечно! Не надо было клювом щелкать!

И уж тем более не след садиться на самолет и лететь строго на Север. От алиментов далеко не улетишь!

Впрочем, мы отклонились от темы. Итак, самолет плавает хуже, чем утка, но ездит по земле безусловно лучше. У утки даже и колес нет в помине. Впрочем, и у мухи колес тоже нет, зато есть лапы - целых шесть, и на каждой сидят микробы, что доставляет людям немало досады и неудовольствия.

Если разобраться, то у самолета на колесах микробов гораздо больше, чем у мухи на лапах, но почему-то людей это никак не беспокоит. Возможно, это потому, что самолеты не садятся на лицо и не ползают по тарелкам и чашкам. Зато некоторые самолеты сбрасывают бомбы и ракеты, на которых нет никаких микробов, но почему-то людей это никак не успокаивает.

Самолеты сбрасывают бомбы, ракеты и ядохимикаты, спасатели сбрасывают спасательные круги, квадраты и треугольники, тараканы сбрасывают коконы с тараканьими яйцами, а атомные станции сбрасывают радиоактивные отходы. Никто ничего хорошего не сбрасывает - это уже проверено. Сбрасывают всегда какую-нибудь гадость, а все хорошее держат при себе.

И когда количество сброшенного превысит предел всякого терпения, начинают подпрыгивать в кресле, яростно расчесывая подмышки, и пытаются улететь от всего этого как можно дальше.

Разбегаются, спотыкаясь и падая, мучительно взлетают и летят, поджав лапы, трепеща крыльями, жужжа моторами, заткнув уши и нос, со скорбным и болезненным выражением лица, и надеются, что там, куда они прилетят, будет лучше.

Лучше не будет, будет только хуже, и они это прекрасно понимают...

Понимают....... ......но все-равно летят, сбрасывая по дороге всякую гадость на голову еще не взлетевшим собратьям.

Летят, потому что не лететь нельзя...

Летят, потому что пока летишь, есть надежда...

Летят, потому что само чувство полета окрыляет, и можно хотя бы на время забыть, что для того, чтобы взлететь, приходится всю жизнь заправляться дерьмом, в надежде однажды взлететь и долететь до своего заветного блюдца с клубничным вареньем, которое ждет не дождется на далеком и прекрасном Северном Полюсе.

Dallas, TX
Summer, 1999

Александр Шленский. Кое-что о полетах