<< Главная страница

Александр Шленский. Сон в душную ночь




Кровать нависает над внутренним миром и изгибается в конвульсиях, как полиомиелитное кресло. Солнце блеклое и линялое, оно не светит как надо, зато греет из-за паровых полупрозрачных облаков, как жаровня. В воздухе висит туманное текучее марево, и подушка прилипает то к лицу, то к затылку. Войска уже прибыли на подавление мятежников. Пушку сняли с лафета и катят по земле, как скалку по гладильной доске. Следом катят бочку пороха, а за ними ядра - семь штук. Обойму несут отдельно, поскольку она не круглая. Когда все это прикатят на позицию, ядра засунут в обойму, обойму вставят в калоприемник, передернут затвор, и пушка выстрелит картечью прямо по мятежникам. Мятежники спят на футбольном поле на двухярусных кроватях. Их потные помятые лица с бессмысленно отвисшими щеками ритмично вздуваются и опадают от храпа..
Некоторые мятежники уже проснулись и зевают широко и мрачно, рискуя вывихнуть челюсть. Я сам лежу на верхнем ярусе одной из кроватей и страдаю от духоты и саднения за грудиной - поперхнулся слюной, пока лежал на спине. Пушка и солдаты с винтовками меня не пугают, потому что я сам ими командую. Главарь мятежников - это тоже я, но главарь сейчас спит, засунув морду под подушку.
Я протягиваю руку и отхлебываю апельсиновый сок из стакана, который я поставил рядом на журнальном столике, перед тем как лечь спать. Кое-как усевшись на кровати, я проталкиваю сок через чужую, онемевшую глотку мелкими глотками, в то время как проснувшиеся мятежники с завистью и вожделением наблюдают за каждым моим глотком. Я тоже нахожусь среди наблюдающих, на верхнем ярусе одной из кроватей. Мне душно и скверно, я смотрю со своей кровати, как я пью сок из стакана. Я сглатываю слюну и пытаюсь загородиться от жгучего солнца одеялом, но тут я ставлю на место стакан и окончательно проваливаюсь в прерванный сон.
Противный вкус во рту ослабевает, но воздуха не хватает все равно. Возникает мысль о том, что надо ненадолго оставить мятежников и солдат, встать и открыть окно, потому что солнце светит сквозь душные облака совершенно невыносимо. Но я не могу встать, потому что надо катить ядро. Я качу ядро руками, сидя на корточках, и вкатываю его в лунку. Бородатый артиллерист рядом со мной примеривается к соседнему ядру огромной клюшкой для гольфа. Я думаю, что вряд ли ему удастся поднять ядро клюшкой в воздух, но затем вспоминаю, что все это - виртуальная реальность.
Я ищу клавиатуру, чтобы нажать Enter, но клавиатуры под рукой нет. Мыши тоже нет. Мышь залезла под подушку и наружу торчит только хвост. Я вытаскиваю мышь за хвост из-под подушки, мышь ржет диким нечеловеческим голосом и оборачивается ко мне зубастой лошадиной мордой. Я беру пушку двумя руками и взгромождаю ее на спину образовавшейся лошади. Артиллерист вращает калоприемник как револьверный барабан. Я досылаю затвор и делаю дабл-клик, одновременно нажав на "шифт". Грохочет выстрел, лошадь встает на дыбы, ее грива развевается по воздуху, с копыт слетают куски дорожной глины. Пушка сваливается с лошадиной спины, лошадь срывается с места в галоп, натягивает кабель и едва не вырывает из системного блока карту ввода-вывода с ком-портом, к которому она привязана. "Надо переустановить драйвер лошади", думаю я, и в это время артиллерист с тяжким уханьем наносит удар по ядру клюшкой от гольфа. Ядро взлетает и несется прямо на футбольное поле, где мятежники ворочаются на своих кроватях, страдая от жары и духоты. Ядро стремительно приближается к воротам и по моим расчетам должно угодить в верхний левый угол. Я делаю бросок... Штанга! Ядро откатывается прочь. Судья дает длинный свисток и подбирает ядро. Вбрасывание! Мятежники проигрывают 5:4. Они меняют состав, вратарь мятежников уезжает с поля вместе со своей кроватью, и вместо него выпускают шестого полевого игрока.
Я на секунду просыпаюсь, смотрю на светящееся табло электронных часов, стоящих на тумбочке. Цифр не разобрать, но цвет явно зеленый. Можно ехать. Я закрываю глаза и облегченно жму на педаль газа мягко и плавно. Мой Додж круто срывается с места и въезжает на знакомое поле, с которого уже убрали кровати. Игроки встали полукругом, они стучат клюшками по льду, нетерпеливо поскуливают и смотрят на руки судьи. Сейчас произойдет вбрасывание, и игроки наперегонки бросятся поднимать. Самый удачливый подбежит первым, схватит зубами и принесет обратно судье. Подбежит, пихнет в руки и выразительно посмотрит в глаза, тявкая и виляя хвостом. Судья слегка наклоняется вперед, разжимает пальцы и вбрасывает половой член во влагалище.
Во влагалище влажно, душно и тесно, приходится ползти на четвереньках. Опять не хватает воздуха, пахнет потом, мочой и дешевым дезодорантом. Впереди меня тянется какая-то нитка. Я иду по нитке и за поворотом натыкаюсь на тампакс, лежащий у стенки. Невыносимая усталость наваливается на плечи, дышать почти невозможно. Я вытягиваюсь, положив голову на мягкий влажный тампакс, поворачиваюсь лицом кверху и стараюсь заснуть. Потолок и стенки влагалища наваливаются и душат, пахнет потом и спатой постелью. Влагалище судорожно сокращается в поисках оргазма. Я вынимаю из кармана пейджер и перевожу его в режим вибрации. Влагалище мелко вибрирует и постепенно затихает. Тишина, оргазм, до взрыва осталось не более двух часов. Я поворачиваюсь на бок, вываливаюсь из влагалища и стремительно падаю отвесно вниз, в черную бездонную пустоту. Внезапно купол тампакса раскрывается над моей головой, и я начинаю плавно спускаться вниз на прочной нитке, соединяющей меня с куполом. Влагалище делает в воздухе плавный разворот, прощально покачивает крыльями и берет курс на аэродром. Последняя моя мысль о том, как трудно дышать сжатым воздухом во время затяжного прыжка.
Звуки джаза прорезают пустоту, царапают меня за голову и подмышками, хватают за жабры и вытаскивают на поверхность. Я смотрю на электронные часы, заходящиеся в приступе джаза: семь ровно. Я рывком сбрасываю одеяло и лежу еще несколько секунд, давая возможность потному телу отдать жар и нехорошую липкую влагу застоявшемуся ночному воздуху в закупоренной комнате. Затем я встаю и открываю окно настежь, и меня с головы до ног обдает упругой, пронзительной свежестью, в которой уже вовсю барахтаются звуки нового дня.
Dallas, TX June 1999

Александр Шленский. Сон в душную ночь


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация